Методология Юрия Черняк

Библиографические записки кандидата экономических наук, доцента кафедры ММАЭ Экономического факультета МГУ В.И.Черняк

Юрий Черняк

Юрий Ильич родился 7 марта 1931 года в семье научных работников. Часть детства прошла с родителями в Австрии, но с приходом фашистов к власти их оттуда выслали. Окончил исторический факультет МГУ, после чего по распределению работал учителем истории в сельской школе.По возвращении в Москву долго не мог устроиться на работу.

Неизвестно, как бы сложилась судьба Юрия, если бы счастливый случай и помощь друзей не сделали его личным помощником академика Василия Сергеевича Немчинова, выдающегося статистика и экономиста.

Увлеченный его идеями, Юрий Ильич стал его одним из ближайших соратников. Вся дальнейшая биография Юрия Ильича тесно связана с начинаниями Василия Сергеевича в области формирования экономико-математического направления в экономической науке и практике: создание в 1958 г. Лаборатории Экономико-Математических Методов (ЛЭММ), позднее (1963 г.) создания Центрального Экономико-Математического Института (ЦЭМИ АН СССР), кафедры математических методов анализа экономики (ММАЭ) на экономическом факультете МГУ (1962) и направления экономической кибернетики в МГУ и других университетах и вузах страны.

Вокруг Василия Сергеевича Немчинова, подчиняясь магии его личности и авторитета, формировалась мощная команда экономистов и математиков, которые наряду с быстрым освоением опыта западной экономической науки (сначала перевод и издание лучших западных, а затем и создание оригинальных экономико-математических книг, учебников и статей), осуществляла масштабные прикладные и практические проекты (составление и анализ межотраслевых балансов Карелии, Новосибирской области, позднее – союзных республик и др.).

Юрий становится активным участником и часто организатором прикладных проектов. Он непременный участник всех основных выездных «экспедиций» экономико-математической команды на места сбора и анализа экономической информации, по итогам работы с региональными балансовыми моделями защитил кандидатскую диссертацию по матричным моделям в экономике.

Он – среди организаторов и участников практически всех конференций, школ и семинаров по экономико-математическим методам. Работал в Совете по изучению производительных сил (СОПС) в период, когда его возглавлял В.С.Немчинов. С 1960 года работал ученым секретарем отделения Экономики АН СССР под руководством академика А.И. Берга, в соавторстве с которым была издана их первая в стране работа по экономической кибернетике «Информация и управление» (М. «Экономика», 1966). С созданием ЦЭМИ становится заведующим лабораторией, преподает на экономическом факультете МГУ, член редколлегии журнала Экономико-математические методы, и долгие годы бессменный редактор реферативного журнала «Математические методы в экономике».

Для Юрия Ильича характерен широкий кругозор, и талант поддерживать одаренных людей из различных областей знаний и практического опыта, вовлекать их в свой круг. Так, в его лаборатории наряду с экономистами и математиками работал поэт Александр Аронов (помните «Думайте сами, решайте сами, иметь или не иметь»?) – это было время создания терминологии экономико-математического направления, и помощь профессионального филолога оказалась кстати.

Возможно, именно эта широта взглядов, и хорошее гуманитарное образование способствовали тому, что у Юрия Ильича постепенно стали возникать и формироваться собственные идеи системного подхода в экономике. С легкой руки (а точнее благодаря авторитету академика В.С.Немчинова и академика А.И.Берга) в страну, находящейся еще под влиянием первой оттепели и ее последствий (60-70е годы), проникала лучшая западная литература по экономико-математическим методам, кибернетике и системному подходу. Быстро пришло понимание недостаточности и ограниченности западной методологии, ограниченной, в основном, уровнем частной фирмы. Масштаб задач, которые ставили перед собой экономисты-математики того времени, впечатляет – достаточно упомянуть серьезное обсуждение экономистами-математиками целевой функции развития всей страны.

Юрий Ильич берется за переработку системных теорий и методов, основываясь, прежде всего, на собственном опыте практических исследований.

Мне, тогда студенту экономического факультета МГУ по кафедре ММАЭ, довелось принимать участие в некоторых из его проектов. Наверное, мой взгляд не может не быть субъективным, но зато я был свидетелем, а иногда и участником рождения некоторых важных идей системного анализа.

Типичная ситуация начала таких исследований была следующей. Некоторая организация (от низовой организации в одной из отраслей народного хозяйства – завод, фабрика, склад, управление, фонд, театр и т.п., до целого министерства, ведомства или госкомитета), в лице представителей его руководства, или лиц, близких к руководству, высказывали недовольство организацией и результатами своей деятельности, и обращались к ученым (это как раз и были специалисты по экономико-математическим методам и системному анализу) за помощь и советом. Иногда отношения теоретиков и практиков оформлялись договорами сотрудничества, или как-либо иначе, но зачастую проходили на началах творческого энтузиазма и взаимопомощи. Часто толчком к сотрудничеству служило какое-то неприятное событие (грозящий отчет, лишение финансирования, жалоба, угроза снятия с должности и пр.), так что времени на исследование обычно было совсем немного. Доступная информация также была весьма скудной (если она вообще была доступна), обычно нужно было самим добывать нужную информацию, быстро организовывать ее определенным способом и на этой основе готовить решения в ситуации максимальной неопределенности.

Возможно, именно эти трудные условия и привели к открытию замечательных приемов системного исследования, которые затем уже с высокой степенью уверенности использовались в дальнейшей работе.

Чтобы дать представление о том, как это было, расскажу конкретный случай. Юрий Ильич звонит мне поздно вечером и спрашивает: «Хочешь побывать на Мосфильме? Мы завтра туда идем по личной просьбе руководства Госфильмофонда, оплаты никакой, но будет интересно».

Ну, разумеется, разве можно отказаться от такой возможности: лекции и занятия подождут. Приходим, начинаем с короткой впечатляющей экскурсии (тогда еще экскурсий для публики по киностудии не проводилось, впрочем, и Мосфильм тогда еще исправно работал и выпускал фильм за фильмом – только что прогремела «Москва слезам не верит»). Потом проходим в кабинет, и нам рассказывают, что народный контроль (организация, которой тогда боялись больше всего – там работали совершенно неквалифицированные и беспардонные люди) провел проверку и выяснил, что Госфильмофонд украл у народа столько-то тонн ценного металла – серебра (старые кинопленки содержат остатки серебра, а Госфильмофонд как раз и занимался хранением и тиражированием старых шедевров кинематографии).

Рекомендовалось смыть серебро с пленок и вернуть народу в виде ценного металла, а также прекратить перерасход средств на работу людей, допустивших хищение ценностей. Руководство пыталось защититься и так и этак, но ничего не удавалось сделать – вот-вот могут пропасть бесценные сокровища кинематографии. Пытаемся выяснить у руководства, чем занимается организация, как она устроена, как она работает. В ответ довольно невнятные комментарии – каждый знает свой конкретный участок, дальше уже почти ничего не видит, или говорит общие слова о том, что он делает искусство доступным народу и т.д.

Честно говоря, я был в отчаянии, как и множество других советчиков, побывавших на нашем месте до нас. Но Юрий Ильич спокойно спрашивает комплект базовых документов организации (любая организация функционирует на основе пакета основополагающих документов), и поручает мне заполнить на их основе несколько сотен заготовленных карточек с вопросами.

Дело привычное, до этого я несколько раз уже участвовал в подобных «набегах», и освоил принципы выуживания системной информации из бюрократических творений. Тем временем Юрий Ильич интервьюирует по очереди сотрудников, делая пометки только ему понятной стенографией (он сам разработал свою стенографическую систему для такой работы). После этого он забирает все карточки, и меня в придачу, к себе домой, и раскладывает карточки на полу рядом с большими листами бумаги, предназначенными для схем.

На следующий день мы уже докладываем всему руководству, как устроена и работает их замечательная организация, иллюстрируя все системными схемами. Надо было видеть просветленные лица людей, всю жизнь проработавших на своем месте, и, казалось бы, знавших о своей работе все, но впервые понявших во всей ясности и простоте устройство сложнейшей организации, смысл, принципы и цели ее работы!

Я не знаю дальнейшей судьбы Госфильмофонда, но судя по тому, что мы и сейчас иногда видим старые шедевры, с ним дальше уже все было в порядке, люди сами сумели себя отстоять.

Важно другое: оказывается, есть простой набор приемов, позволяющий быстро разобраться в ситуации почти полной неопределенности, выделить главное, дать основу для принятия верных решений.

В ту пору это были простые приемы и схемы, основанные еще на старых матричных моделях, но в отличие от количественных балансовых схем, они строились на таблицах качественных признаков – схем и функций. Эти методы хорошо отражены в ранней пионерской работе Юрия Ильича «Анализ и синтез систем в экономике», М., «Экономика», 1970.

Ю. Черняк. Фото из архивов ЦЭМИ

Ю. Черняк. Фото из архивов ЦЭМИ

Конечно, понять, как работает системный аналитик, по этой крохотной книжечке (всего 150 страниц!) невозможно, к тому же часть ее занимает еще теория и обзор других подходов, хотя именно эта книжка легла в основу докторской диссертации Юрия Ильича (1973 год). Он сам хорошо понимал, что необходимо дать практическим исследователям хорошо описанные и понятные системные инструменты, и сделал это в своей работе «Системный анализ в управлении экономикой» (М., «Экономика», 1975).

Написанная в форме катехизиса (последовательных вопросов и ответов на них) книга «Анализ и синтез систем в экономике», по сути, служит практическим руководством по применению основных методов системного анализа.

Именно эта книга вызвала большой всплеск откликов, до сих пор мне уже по электронной почте приходят просьбы прислать ее текст. Писали специалисты из самых разных областей знаний и практического опыта, было даже два письма от деятелей театра, которые нашли в ней новые принципы организации театральной деятельности и постановки спектаклей.

chernyak

Ю. Черняк. Фото из архивов ЦЭМИ

Впрочем, системное знание всегда вызывает огромный отклик и служит основной для общения представителей самых разных дисциплин, достаточно вспомнить знаменитый Московский методологический кружок Г.П.Щедровицкого, в котором участвовали специалисты самых различных областей знания, от учителей до медиков, причем многим из них удалось совершить прорывные исследования в своих областях.

Хотя и ранее и позднее у Юрия Ильича были интересные публикации («Информация и управление», М. «Наука», 1974, а затем, изданная в серии популярной литературы «Простота сложного» (М, «Знание», 1975), а также более поздние работы, такие как «Зачем нужна теория систем» (Фрунзе, 1990), и др., где, в основном, уже оттачиваются формулировки, пополняется и детализируется арсенал методов, и расширяется список примеров их применения).

Однако все же «Системный анализ в управлении экономикой» может считаться его главной работой. Именно в ней совершен главный прорыв в область неопределенности, в умение ясно увидеть простую основу анализа сложных проблем.

Я попробую в нескольких словах изложить основные идеи этой замечательной книги. Прежде всего, это само понятие системы, а точнее, сложной системы, поскольку системный подход только там и полезен, где он позволяет разобраться в сложной реальности.

Юрий Ильич определяет сложную систему очень просто: это система, рассматриваемая одновременно с нескольких точек зрения, в нескольких аспектах, так сказать, в нескольких проекциях. Отсюда понятно, что сложным, по сути, является не сам анализируемый объект (он всегда одновременно и прост и сложен), а метод его описания и анализа.

Только многоаспектное рассмотрение (или как говорят системщики, описание на нескольких языках) дает адекватное отражение сложной реальности, сложных проблем.

Методы системного анализа разделяются в зависимости от того, что служит предметом их рассмотрения. Предметы анализа могут быть реальными или идеальными, определенными или неопределенными. Казалось бы, нужно очень много разных методов. Но это не так. Их, по сути, всего три. Это метод анализа проблемы (ситуация максимальной начальной неопределенности), методы анализа процесса (ситуация уже не столь неопределенная, а сложность вызывается запутанностью и сложностью реальных связей, обеспечивающих взаимодействие структур и выполняемых ими функций), и, наконец, методы анализа целей (здесь неопределенность опять высока, но уже в конструктивном плане – это методы конструирования новой реальности по собственному плану).

Рассмотрим сначала метод анализа проблемы в понимании Ю.И.Черняк. Можно подумать, что указание на необходимость многоаспектного анализа (или многоязычного описания) неконструктивно, так как самих аспектов может быть бесконечно много, и мы ни на йоту не приблизились к пониманию сути проблемы. Но дело в том, что среди огромного множества аспектов системный метод анализа проблемы выделяет всего три главные компоненты (три оси), по которым проводится анализ, а именно, происходит поиск ответов на вопросы: «что нужно узнать?», «что нужно создать?» и «что нужно организовать?».

Для облегчения формулировки дальнейших вопросов и соответственно, дальнейшего выделения главных аспектов рассмотрения, каждый из этих главных вопросов делится условно также на три части. Строго говоря, это деление зависит от конкретного исследования, и в правильном определении нужных разрезов состоит уже искусство системного аналитика, но в большинстве случаев в качестве базового можно рассматривать такое деление: цели и задачи, условия, и принципиально возможные решения на современном уровне знаний.

Точно так же на три части делится вторая группа вопросов «что нужно создать?»: функции, схемы и режимы работы этих схем по реализации функций. Аналогично прорабатывается последняя группа вопросов «что нужно организовать?»: производство, эксплуатация, и развитие. Неспособность ответить на любой из этих вопросов и представляет собой правильно сформулированную проблему. Иногда, замечательное техническое средство, «обогнавшее свое время», отправляется в утиль из-за организационной неразберихи. Иногда, наоборот, не хватает знаний, а их отсутствие пытаются компенсировать гигантскими организационными затратами.

Юрий Ильич приводит множество иллюстраций, как человеческая мысль долгое время бесплодно билась над решениями проблем, которых на самом деле не существовало, тогда как их истинная суть лежала совсем в другой плоскости.

В качестве одной из таких ярких иллюстраций уже из нашей современности является понятие информационного взрыва (помню, публикация его журнальной работы «Взрыв, которого не было» вызвала резкую отповедь создателей бесчисленных АСУ, на которые бесцельно и бесплодно в СССР тратились огромные средства – в своей статье Юрий Ильич ясно показывает, что АСУ, не решая никаких проблем, способствуют только автоматизации и, соответственно, усугубления все возрастающего беспорядка в экономике – эта публикация как раз была незадолго до того, как советская экономика рухнула).

Конечно, в реализации этих методов есть масса тонкостей, а также практических приемов, позволяющих «на лету» (на основе одной или нескольких бесед и документов) выполнить диагностику проблемы. Но это уже за пределами краткого рассмотрения.

Так же четко системные методы работают в области другого системного подхода – от объекта, он хорошо применим там, где принципиальные проблемы четко выяснены, и главной проблемой становится сама сложная организация решающего эти проблемы процесса.

Для сбора информации здесь также применяются специальные карточки, позволяющие «выдергивать» информацию из любого места, а затем «склеивать» ее автоматически в полную картину процесса. Система в таком исследовании предстает в виде матрицы (иногда многомерной), где ясно видны все ее схемы, выполняемые ими функции, а также алгоритмы работы. Эта методология в работах Юрия Ильича постепенно обогащалась и трансформировалась: в нее вошли методы анализа жизненного цикла системы, методы анализа размерностей и элементы эконофизики, и ряд других перспективных научных направлений, возникавших на стыках разных специальностей. Примечательно, что анализ процесса почти всегда приводил к формулировке проблем, связанных с информацией. Это тем более удивительно, что в 60-е годы прошлого века мы еще не столкнулись с тем взрывным ростом информатизации всех областей жизни, какой мы наблюдаем сейчас, и было не так просто правильно угадать основные тенденции развития.

Третье направление анализ целей – разрабатывалось в экономико-математической науке уже другими авторами. Как известно, в развитие методов анализа целей, критериев принятия решений, и многокритериальной оптимизации отечественные экономисты-математики внесли значительный вклад.

Какова дальнейшая судьба системных методов из работ Юрия Ильича? Казалось бы, она печальна: кружки и семинары системного анализа распались еще в перестройку, былые фанаты системных методов разбрелись по белу свету (отметим, что системные аналитики везде были востребованы). Постепенно наукообразные публикации и убогие учебные пособия с «системными» названиями совершенно замусорили опустевшую площадку. Кстати, поэтому так важно иметь качественные источники системного знания, в том числе в интернет.

Как мы знаем, путь всех идей извилист и сложен. Однако хорошие идеи никогда не пропадают, они возрождаются в других людях в другом качестве.

Помню, как я уже самостоятельно от лица кафедры ММАЭ экономического факультета работал над системными проектами по этим методам в организациях самого разного профиля (Союзконцерт – в то время – организация, распределявшая артистов и исполнителей по площадкам внутри страны, Издательство военной литературы (кроме специальных книг оно издавало большое число беллетристики), Институт медицинской информации и др.).

Я тогда читал на экономическом факультете МГУ курс системного анализа по книгам Юрия Ильича и нашему совместному опыту, и часто брал с собой на полевые исследования студентов-старшекурсников. Как то раз, мы почти в полном составе кафедры ММАЭ отправились в тогда существовавший Госкомитет по топливу и горючесмазочным материалам – про себя мы его сразу назвали комитетом по затоваренной бочкотаре, поскольку именно проблема возврата пустых бочек обсуждалась во всех документах, которые нам предоставили для анализа.

Все расселись по табелю о рангах: начальство и профессора вместе с руководством комитета, а мы со студентами на заднем ряду. И вот, когда коллеги-профессора, ничего не записав в течение долгой дискуссии, и исчерпав свое красноречие, уткнулись в какое-то противоречие, и замолкли в растерянности, они вдруг заметили молоденьких студентов и студенток, которые, сидя на последнем ряду, уже из последних сил все заполняли и заполняли какие-то карточки (во время дискуссии мы услышали столько интересной системной информации, что у меня кончился запас карточек, и я отрывал листки своей записной книжки и давал студентам заполнять их). На следующий день эти молодые ребята даже без моей помощи (им же зачет получать по курсу) представляли в той же аудитории свой проект системного анализа ситуации.

Мрачно выслушав доклад, руководство немедленно изъяло все бумаги, осознав, что во вчерашней вроде бы пустой дискуссии они сами выболтали практически всю информацию, необходимую, чтобы восстановить всю работу организации, ясно показать роль каждого «винтика» в ней, и понять истинные причины неэффективности процесса. Разумеется, вытащить эту информацию можно было только с помощью специальных системных приемов, которым нужно учиться. Госкомитет скоро расформировали, а студенты получили свой зачет. Надеюсь, им еще не раз помогло в жизни полученное тогда знание.

Но, пожалуй, больше всего мне запомнилась трогательная история одной не самой успешной студентки, которая мало участвовала в общих проектах, и казалось, все время думала о чем-то своем. В конце курса, с трудом все же получив зачет, она подошла ко мне и сказала «Спасибо вам за этот курс. Благодаря ему я многое поняла в своей жизни, и вчера записалась на уроки танцев».

Ну что же, если бы системный анализ помог устроить жизнь всего лишь одного человека, то только ради этого его стоило бы создать!

Владимир Ильич Черняк,
специально для сайта «Системная экономика»